Лада Самара: бесплатный голландский сыр

Лада Самара: бесплатный голландский сыр
Автор:

Новую с иголочки «Ладу-Самару» я купил у официального дилера в Амстердаме. Реклама, подтолкнувшая меня к поездке за тридевять земель, правда, обещала, что авто обойдется почти бесплатно, но заплатить все-таки пришлось 4 000 долларов. И это было только начало.
Выезжая на красного цвета ласточке «Ладе Самаре» за ворота голландского дилерского центра душа моя пела от счастья. В багажнике бодро подпрыгивали дареные продавцом два колеса, черная краска для бампера, рулон с модными плакатами и кусок голландского сыра. Путь предстоял долгий – без малого три тысячи километров до самой Москвы.

И нечего было об этом путешествии особо рассказывать, если бы не дальнейшие шокирующие обстоятельства. Впрочем, сам факт покупки за границей нового отечественного автомобиля современникам уже может показаться странным. Но в таком, извините, мире мы жили двадцать лет назад. Тогда та же Европа была изрезана пограничными постами, прошедшим их туда и обратно отечественным автомобилям полагалась всего лишь символическая пошлина на родине.

В самой России автомобили были в дефиците, ввозить иномарки по действовавшим правилам считалось разорительным. Люди были уже счастливы от того, что получив в «обменнике» справку, можно было выехать за границу с нормальными пусть и последними в семье деньгами.
Домой на «Ладе-Самаре» я возвращался не один. За мной, соблюдая дистанцию, на новеньком ВАЗ-2107 ехал мой друг Слава.

Лада Самара реэкспортная

Вячеслав Субботин, опираясь на «Ладу Самару», любуется своим выбором — модным в то время ВАЗ-2107. Обе машины прошли в Голландии жесточайший контроль качества, вплоть до перекраски кузова.

700 километров по германским автобанам проскочили на одном дыхании. Уже пятница, первый час ночи, граница с Польшей совсем близко. Вдруг впереди в свете – фигура полицейского. Светящимся жезлом он указывает: свернуть в придорожную стоянку.

Дальше следует выматывающая эмоциональная сцена в лучах юпитеров. Нам предстоит, как минимум, постоять ноги врозь с руками на крыше автомобиля. И это при том, что чуть больше суток назад мы не украли, а легально отдали почти последние свои трудовые денежки. Машинами владеем на законных основаниях, технические паспорта, номерные знаки нам выдала солидная голландская фирма.

Люди в полицейской форме уносят наши документы в свой немецкий автобус, где умный компьютер выносит приговор – виновны! Эксперт, приглашенный для таких случаев из самой Голландии, заявляет: белые номерные знаки, которые нам выдали доброжелательные голландские продавцы, действительны в течение лишь одного дня.
— На чем вы поедете домой,- повторяет свой вопрос заботливый посланец страны дешевых автомобилей.

А тем временем двое усердных немцев уже снимают наши недействительные номерные знаки. О доме, где ждут нас с автомобилями, еще напоминает только что выпавший снег да десятиградусный морозец – редкий в это время для таких европейских мест.

В момент завязки этой истории я чувствовал себя гораздо лучше.

Лада Самара реэкспортная

ВАЗ -2108, «Лада-Самара» и я, Петр Меньших, впервые встретились у голландского дилера в Амстердаме.

Подозревая в какую переделку попали, сидим и тупо смотрим на конвульсии стрелки указателя топлива в баке. Бензина у нас часа на три холостого хода (для согрева), немцы уедут к пяти утра – так говорят знающие соседи по стоянке.

Нами стражи порядка больше не интересуются, то есть до тех пор, пока мы стоим. Как только тронемся, тут же последует штраф за езду без номерных знаков и прощай «Лада-Самара». Надежд каким-то образом вернуть голландские номерные знаки больше нет. Не можем мы получить и немецкие. Их выдают только на автомобили, купленные в Германии. Мчаться обратно в Голландию за нормальными номерами – не имеет смысла. В выходные жители этой велосипедной страны не думают о работе.
А в понедельник у нас кончается голландская виза!

К пяти утра немецкая ночная смена полиции, явно перевыполнив план по отлову нарушителей, выключила свои гестапоские прожекторы и тихо растворилась с нашими номерными знаками. А тут хоть пропадай. Хорошо справку у них вытребовали об изъятии. Да при отъезде из Голландии сделали копии технических паспортов – подлинники немцы у нас тоже почему-то забрали: как вырваться из этой ловушки?
Вспомнив «Семнадцать мгновений весны», подремав 15 минут, взялись за дело. В ход пошла черная краска для бамперов и плакаты. Из всего этого соорудили отличные бумажные номерные знаки. Для крепости подложили картонку и завернули в целлофан.

Испытав легкий «ацетоновый кайф», совсем забыли о бдительности. Торжественный момент прикручивания новых номерных знаков был омрачен новым нарядом полиции. Немецкий мужчина, увешанный знаками отличия силовых структур – кобура, дубинка, наручники уже должен был отправить нас в тюрьму. Но вместо этого он брезгливо потрогал пальцем наши бутафорские номера, сел в свой государственный автомобиль и уехал.

Лада Самара реэкспортная

Догадайтесь, настоящие это голландские номерные знаки или сделанные руками русских загнанных в угол мастеров?

Пятница, одиннадцать часов дня, тюрьма по нам уже плакала. На свой страх и риск решаем ехать на восток, конечно на своих несчастных автомобилях. Не бросать же их здесь.

Через час уже стоим в очереди на германо-польской границе. Сто двадцать минут черепашьего хода, и, наконец, минуем немецкий кордон (здесь на нас даже не смотрят). Сразу за ним польские ворота. Нам уже издалека показывают: «Разворачивайтесь!» Никаких разговоров с перегонщиками, которые пользуются бумажными номерными знаками на польской границе не ведут. За секунду промедления обещают арест, и мы, выбирая свободу возвращаемся на исходные позиции.

Еще не вечер, но настроение мрачное. Останавливаемся у приграничной немецкой АЗС перевести дух. В немецком автомобиле напротив какой-то Ганс уже звонит в полицию – заметил наши бутафорские номера. Через пять минут приезжает полиция в зеленом джипе с решетками. Наше нарушение они готовы на сутки простить – всего за 50 марок с каждого (заблуждаются немцы, думая, что у них нет коррупции).

— Не могли бы вы нам выписать за эти деньги какой-нибудь документ, чтобы спокойно поспать до утра?
— Такой документ вас устроит? – показывает чистый лист из своего блокнота.
-Какой же это документ? – не поняв прозрачного намека, тут же оказываемся за решеткой. Боже, какие мы, россияне, непредусмотрительные.

Озлившаяся тройка молодцов в зеленой форме выложила нам весь «джентльменский набор» для заграничных нарушителей: раздевание до трусов, обыск, позорное фотографирование, ночь в камере со всеми атрибутами тюрьмы, штраф 500 немецких марок.

Еще было особое издевательство в виде снятия отпечатков со всех 10 пальцев под монотонное слово «so», что по-нашему значит «так-так».
«Зo-o» — все приговаривал наш бывший собрат по социалистическому лагерю, крепко сжимая палец от еще недавно дружеской российской руки.
Когда эти «ласки» закончились, нас выпустили ровно на сутки, посоветовав за это время убраться восвояси.

За 2 часа до окончания суток свободы на горизонте опять замаячил зеленый джип с новой сменой полицейских. К этому времени уже созрел план одному из нас сбегать через две границы в Польшу и заказать там грузовичок для перевозки двух машин. Так и сделали.

Лада Самара реэкспортная

Ах какой это был шикарный «Мерседес» — перевозчик. Тащил две легковушки, в кабине есть спальное место. Мы были в нем по-настоящему счастливы. И, похоже, ему радовалось несколько поколений немцев и поляков — пробег под 300 тыс. км.

Польская техпомощь глубокой ночью благополучно перевезла нас во главе с «Ладой Самарой» на славянскую сторону, оставив тела в приграничной гостинице.
Наступило воскресенье. Ровно в восемь утра ждем в гостинице польского приграничного городка нашего ночного ангела спасителя. Так с ним договаривались. Не узнаем друг-друга – исхудали за трое суток голодной нервотрепки и тюремных испытаний.
9 часов, а ангела все нет. Господи, неужели обманул, и машины, которые мы так опрометчиво оставили у него на стоянке, больше никогда не увидим?!
«Пан, извините за опоздание», — ура, наш адам все-таки прибыл. За 600 долларов он доставил нас через всю Польшу (700 км) к самой Белоруссии.

Лада Самара реэкспортная

Прощаемся с нашим польским другом Адамом — ангельским человеком на желтом ангеле.

Дальше уже никто не сомневался в номерных знаках наших автомобилях. Это был уже другой мир, где мы доели по дороге голландский сыр, забытый в реэкспортной «Ладе-Самаре».
Сама эта красная красавица «Лада-Самара» жила долго и к счастью без поломок. Проехав на ней 70 тыс. км, я продал «ласточку» знакомой начинающей автомобилистке по имени Тоня. Потом у Тони свою любимицу «Ладу Самару» выкупил, накрутил до 180 тыс. км. За 1500 долларов отремонтировал двигатель, кузов, целиком покрасил и продал за 1500 долларов. По ней остался один вопрос: Зачем продал?
P.S. Про бесплатный сыр и так все понятно.

Лада Самара реэкспортная

Из России в Европу и домой! Прощай «Лада-Самара», теперь навсегда. Мы тебя с благодарностью будем помнить.



Проверь себя!

Угадай авто на картинке.

Проверь себя! Угадай авто на картинке.

Подписка на рассылку

Стань автором на МПС

Ваш взгляд на автомобильный мир нам интересен, присоединяйтесь к нашей команде авторов – пишите, фотографируйте для своей страницы, зарегистрируйтесь.