Печатная, сокращенная версия программы Владимира Познера: «Давайте это обсудим»

Печатная, сокращенная версия программы Владимира Познера: «Давайте это обсудим»
Автор:

В. В. Познер начинает программу: Как отмечает газета «Коммерсант», первый квартал этого года ознаменовался историческим поражением традиционного российского автопрома.

Впервые в истории иномарок было продано больше, чем отечественных автомобилей. Это важно. По мнению «Коммерсанта», автопром – одна из отраслей, в которой государство окончательно отказалось от целевой поддержки традиционных отечественных производителей. «Известия» под заголовком «Российский автопром катится под откос» пишут следующее: в автомобильной отрасли – снова кризис, началась волна сокращения кадров. Сегодня мы попробуем разобраться в нескольких вопросах. Во-первых, каким образом приход в Россию иностранных сборочных производств, например, таких как «Тойота», «Форд», «Рено», «Фольксваген», поможет отечественному автопрому? Как запретительные пошлины на подержанные иномарки будут увязаны со скорым присоединением России к ВТО? Что смогут сделать российские производители за время переходного периода после присоединения к ВТО? Нужно ли государству запретить ввоз и эксплуатацию «праворульных» машин? На эти вопросы, да и многие другие, ответят наши гости: это главный редактор журнала «За рулем» Петр Степанович Меньших и президент издательского дома «Клаксон-медиа» Сергей Николаевич Снегирев…

Петр Меньших отвечает на сформулированные вопросы. Насколько приход зарубежных марок поможет или, наоборот, ухудшит ситуацию российского автопрома? Недавно было принято решение о беспошлинном ввозе комплектующих. Это решение, прямо скажем, пробила компания «Рено» под свой завод в Москве. Завод этот – совместное предприятие с московским правительством, на котором планируется выпуск 80 тысяч автомобилей «Рено-Логан» самых разных комплектаций. Я считаю автомобиль «Рено-Логан» российским автомобилем. И то, что это постановление позволит беспошлинно ввозить комплектующие и для автомобилей ВАЗ, и для автомобилей «Волга», и для автомобилей Иж – это огромный прорыв в российском автопроме. Я могу сегодня назвать шесть импортных брендов, которые производятся в России – и все это российские автомобили. Давайте научимся быть патриотами этих марок, потому что эти марки производят автомобили для россиян. Они платят налоги, они находятся в равных условиях со всеми прежними российскими производителями. Условия изменились, и очень быстро, и мне кажется, тот объем, который демонстрируют иномарки, говорит о том, что у россиян появились деньги. И пусть они выбирают. А выбирать уже есть из чего.

Владимир Познер: Сколько у нас всего работает человек в автопроме? Кто-нибудь знает?

Петр Меньших: Точную цифру назвать сложно. 10 миллионов называли… когда зашла речь об изменении пошлин на ввоз подержанных иномарок и была принята концепция развития российского автопрома в 2002 году. Ничего практически не было сделано, и мы убедились, что АВТОВАЗ дошел до такой ситуации, когда начал постепенно падать. Эта ситуация, я не говорю, что она драматическая – он продал только на 5% меньше в первом квартале – но падение обозначилось. А когда падает гигант, он падает с большой инерцией. Сейчас нужно быстро перестроиться, и это постановление о беспошлинном ввозе комплектующих многое может решить. И, я считаю, падение можно будет преодолеть в ближайшее время.

Петр Меньших возражает г-ну Снегиреву, выдвинувшему предположение, что у нас не получаются машины из-за отсутствия внутренней культуры, загубленной в СССР: Культура, самолеты – это вещи общие. Сейчас мы разбираем вполне конкретную проблему автопрома. Мы когда-то построили автогигант ВАЗ и его комплектующие разрывали на части. «Москвич» чуть-чуть получит – радуется, ГАЗ особо не претендовал. Но ничего не было построено, и сегодня «Форд» помимо стекол, каких-то колпаков и шин ничего не может на этом рынке взять. Качество наших машин, их комфорт, что тоже неотъемлемая составляющая качества, оказались на уровне 30-летней давности. Сегодня, если будет возможность комплектовать автомобили нормальными деталями, качественными, мы увидим, что наши инженеры могут делать хорошие автомобили. Эти автомобили будут адаптированы к России, а Россия – очень «специальная» страна, это не Европа. Мы очень отличаемся и по дорогам, и по менталитету – наши инженеры, в принципе, могут делать нормальные автомобили. Я бы о культуре сейчас не стал говорить, потому что это – отдельная тема для разговора. Мы говорим о других вещах, у нас сегодня очень интересное время, бурный рост рынка. Вы говорили о том, что у нас нет денег на покупку автомобиля. 18 миллиардов заплатили россияне в прошлом году за зарубежные и отечественные автомобили! Всего лишь 10 миллиардов мы платим за энергию – и 12 у нас стоит газ. А объем автомобильного рынка огромен – люди платят и выражают готовность платить. Только в Москве за год прибавилось 430 тысяч автомобилей. А сколько еще желающих?… Это задвигались массы, развивается экономика. Когда будет доход, придет и культура, и все прочее.

…Виктор Христенко подготовил великолепный доклад – я просто аплодирую ему. Давно у нас не было таких замечательных предложений, которое сделал он: там все расписано, там железная логика. На сегодня ввозится подержанных иномарок 160-180 тысяч (по данным за 2004 год), если так же будут развиваться сборочные заводы в России, эта цифра будет постепенно уменьшаться. И предмета для спора не будет. Никто не сядет за «правый» руль, если на Дальнем Востоке за соответствующие цены предложат нормальные автомобили. И Христенко в своем докладе показал, что у нашего правительства есть два направления. Первое направление – инициативное, когда мы предлагаем обозначить к 2010 году один миллион сто тысяч автомобилей импортных брендов сборки на территории России и 500 тысяч – ввоз новых автомобилей. На таком фоне – 1,6 миллиона иномарок и 1,2-1,3 миллиона отечественных автомобилей – зачем нам платить свои деньги туда, за рубеж, за подержанные иномарки? Я считаю, что эволюционный путь обозначен, правительство его приняло.

Звонок в студию. Некий Владимир с Дальнего Востока, говорит, что купил бы «праворульную» машину в любом случае. Она все равно будет лучше нашей новой.

Комментарии Петра Меньших: Насколько безопасен «правый» руль? Пусть правительство сделает запрос в НИИ безопасности движения, пусть соберут статистику и задокументируют, насколько опасны такие машины. Тогда мы будем предметно рассуждать. Пока такого документа нет, этот тезис по поводу опасности надо просто вычеркнуть!

Звонок в студию. Алексей спрашивает: Недостаточно только вкладывать деньги в заводы, ведь все институты, занимающиеся профильной разработкой, развалены. Как будет бороться правительство с отсутствием кадров?

Петр Меньших отвечает: Вы позволите на примере «Шкоды»? Сегодня производство у них построено по принципу, который действует во всей Западной Европе. «Шкода» – это хороший бренд, который все знают. Они («Фольксваген») построили на территории Словакии мощнейшую промышленность по производству комплектующих, там собирают уникальную технику. И в Чехии также производят комплектующие. Все эти комплектующие покупает «Шкода», она разрабатывает конструкцию и изготавливает автомобиль почти «фольксвагеновского» качества. Это такая современная кооперация, характерная для всего мирового автопрома!
Мы в этом смысле отстали, это наша главная проблема.

Звонок в студию: Тезисы Андрея: Российской научно технической мысли никогда не было свойственно создавать товары народного потребления. Не только автомобили. У нас не было создано и нормальной видеокамеры, телевизора. Это принципиальный момент, связанный с выстраиванием науки. Сейчас мы имеем большое количество ученых и самый минимальный выход нормального продукта. А под защитой отечественного автопрома понимается только одно: защита интересов некой группы, которая на сегодняшний день управляет АВТОВАЗом и не желает делать ничего для того, чтобы перестроить свое производство…

Петр Меньших комментирует. Я был в Корее и общался с главой компании «Хёндэ» – там пять лет назад качество комплектующих было хуже некуда. Так утверждал их самый большой хозяин, наследник всей этой «авто-империи». Он сам открыл капот, возмутился и всех «поставил на уши». И через пять лет вся Европа восхищается, насколько совершенны корейские автомобили. У нас в Таганроге работает завод с маркой «Хёндэ» – это российский завод, он выпустил в прошлом году 30000 автомобилей. И в этом году он планирует произвести 70 тысяч автомобилей. Их научили работать. » Хёндэ Акцент» и «Соната» – отличного качества. Мы можем делать – пожалуйста! Какая разница, «Хёндэ» он называется или ВАЗ? Это наша экономика! Давайте научимся так смотреть. Если мы будем говорить о протекционизме и всегда вспоминать АВТОВАЗ, да он крупный производитель, но не будем забывать: у нас 12 компаний производят автомобили в России! Надо учиться с ними конкурировать, и если ему удастся, мы будем только рады.

Познер спрашивает Петра Меньших: Считаете ли Вы, что в России существует довольно мощное автомобильное лобби, которое мешает? Которое хочет оставить все как есть, по возможности, потому что его-то лично это устраивает. А всякие изменения его не устраивают, потому что не знает: справится, не справится.

Петр Меньших: Я думаю, что мы не можем так сейчас говорить. Процесс запущен со строительством завода «Форд», ТагАЗ, «Автотор», планирует сюда приход «Тойота», в Ступино вот-вот объявят производство «Фольксваген». Последнее – серьезное предприятие, добившееся больших успехов в Восточной Европе, и они знают, как работать с бывшими соцстранами.

Познер: Интересная вещь, если взять США. Постепенно американские машины стали уступать многим европейским и японским автомобилям. Очень много японских автомобилей собирается в Америке. И производители США начали двигаться. Конкуренция их заставила менять автомобили, и потихонечку они приближаются по качеству и безопасности к своим конкурентам. Но складывается впечатление, что конкуренция, возникшая на нашем рынке, никак не влияет на отечественный автопром. Почему?

Петр Меньших отвечает: Я думаю, что у американцев была такая же проблема, что и у АВТОВАЗа. Тот же Детройт – это вертикально интегрированное производство, оно пользуется своими комплектующими… И вот пример – когда «Мерседес» стали снабжать комплектующими из США, тут же «Мерседес» уступил лидерство «Ауди». У «Ауди» очень высокие требования к поставщикам комплектующих – в этом сегодня успех в автопроме. И там должно быть две – три раскрученные, известные компании, наукоемкие, что-бы поставлять комплектующие.

Звонит Евгений: Я хотел бы сказать, что это уже неизвестно какая программа, которую нам предлагают для реанимирования автопрома. И мне кажется, что эта программа, как и все предыдущие, будет совершенно пустая. И деньги, которые будут выделены, снова разойдутся неизвестно кому, будут разворованы.

Познер спрашивает: У нас, широко говоря, такое негативистское отношение ко всему, что бы ни предлагалось. Мы говорим: из этого ничего не получится. Вот когда меня спрашивают, похожи русские на американцев, я отвечаю: нет, не похожи. Когда что-то предлагают американцу, он хочет найти решение для реализации – если что-то предлагают русскому, он уверен, что ничего не получится, все разворуют и т.д. Но если так говорить, то зачем вообще что-то предлагать?

Евгений: Я работал на заводе ЗИЛ. В свое время его называли непотопляемым авианосцем. Но от ЗИЛа остались рожки да ножки. Все филиалы рассыпались, каждый работает и выживает как может. Заводы распроданы, разграблены. Целый институт занимался проектированием технологии обработки деталей, которые мы готовили. Еще тогда была необходимость закупать технологии, потому что выдавливать одну две лошадиные силы самостоятельно не имело смысла. Было два завода – ВАЗ и ЗИЛ, которые не могли договориться между собой. Одни делали хорошую коробку, но плохой задний мост, другие – наоборот. И даже в СССР не смогли заставить их делать нормальные машины. Говорить о качестве на ВАЗе невозможно, по телевизору показывали кнопки вываливаются! Куда там можно дальше идти?

Петр Меньших: По поводу первого замечания, что воруют. Сейчас ни о какой финансовой поддержке речи не идет. Единственное, что было сказано: нам нужно помочь заводам контролировать рост цен на металл, электроэнергию. Предусмотреть какие-то дотации, реструктуризировать долг и тому подобное. Деньги же давать никто не будет. Нам беспокоиться не нужно, пусть они поборются за нашего потребителя. Давайте выбирать. Никто же не навязывает ни одну из моделей. И самые разные программы существуют. Целый пакет инструментов есть и у западных, и российских производителей, чтобы привлечь отечественного покупателя. Так что не будем волноваться по поводу наших денег.

Звонок в студию. Ирина, владелица иномарки, утверждает, что никогда не сядет за руль отечественного автомобиля. Назвала их табуретками и сказала, что это очень плохие машины. А КамАЗы хорошие.

Владимир Познер: Кстати, насчет КамАЗа. Гонки «Париж-Дакар», ведь на них регулярно выигрывают россияне. Это – наши машины, сделанные из наших комплектующих?

Петр Меньших отвечает: Да, это наши автомобили. И мы в журнале «За рулем» об этом писали. Это как раз то, чем мы можем гордиться. Это наши гонщики, которые в жесточайшей конкуренции выигрывают очень серьезные соревнования. И тому пример – внимание президента, который наградил орденами команду и сам проехал на этом КамАЗе. Если уж президент считает незазорным для себя гордиться, то мы тем более…

Вывод Познера: Если я правильно понимаю Вас, Петр Степанович, Вы настроены довольно оптимистично?

Петр Меньших. Да!



Проверь себя!

Угадай авто на картинке.

Проверь себя! Угадай авто на картинке.

Подписка на рассылку

Стань автором на МПС

Ваш взгляд на автомобильный мир нам интересен, присоединяйтесь к нашей команде авторов – пишите, фотографируйте для своей страницы, зарегистрируйтесь.