Интервью с Акирой Имаи, президентом Toyota Motor Europe

Интервью с Акирой Имаи, президентом Toyota Motor Europe
Автор:

Автомобильная компания Toyota Motor Corporation давно перестала быть исключительно японской: она имеет отделения по всему миру. Россия – в сфере деятельности европейского отделения. В брюссельской штаб-квартире компании главный редактор журнала «За рулем» Петр Меньших встретился с президентом Toyota Motor Europe Акира Имаи незадолго до его нового назначения.

АКИРА ИМАИ (Akira Imai)

Президент-генеральный директор «Тойота Мотор Маркетинг Европа» 1999-2003 гг.
Родился в Китае в 1944 году. Получив образование в токийском университете Хитоцубаши по специальности бизнес и торговля, в 1968 году пришел в компанию «Тойота». В 1992 году – заместитель генерального менеджера отделения Северной Америки, в 1996-м – генеральный менеджер европейского отделения «Тойота Мотор Корпорэйшн». С 1999 года до июля 2003-го – президент-генеральный директор «Тойота Мотор Маркетинг Европа».

В первом полугодии «Тойота» опередила по темпам продаж новых машин в России многих других зарубежных производителей. Как меняется в этой связи отношение компании к нашей стране? Какие планы строите на будущее?

В ходе недавнего визита в Россию я встречался с г-ном Терещенко («Бизнес Кар»), другими дилерами и оценил проделанную ими работу. С такими партнерами я могу быть спокоен за продвижение марки на российском рынке.

Возможно, все дело в ценовой политике. Например, в 1996 году «Королла», не самая оснащенная, стоила здесь около 20 тыс. долларов, притом «Королла» нового поколения продается за 15-16 тысяч. Связано ли это с удешевлением производства или с чем-то еще?

Главные маркетинговые разработки проводятся в брюссельском офисе компании. Однако рекламную политику в основном определяет московский офис, которому виднее на месте, как и что делать. С августа нынешнего года московский офис полностью перейдет в подчинение европейского отделения «Тойота Мотор Европа». В Брюсселе создана группа специалистов по России. Темпы продаж здесь выросли в этом году по сравнению с прошлым почти вдвое. Но замечу, что автомобили «Тойота» находят все больше клиентов во всех странах Европы.

Наши машины признаны одними из наиболее безопасных. Во время крэш-тестов «Авенсис» получил высшую оценку (пять звезд). Кроме того, мы опережаем многие компании по внедрению передовых технологий. Например, недавно запущен в серию «Приус», гибридный автомобиль второго поколения.

Энергосбережение – главное достоинство этого автомобиля. В нем для подзарядки аккумуляторов используется не только энергия бензинового двигателя, но и энергия торможения. Мне кажется, забота об окружающей среде привлекает все больше клиентов на нашу сторону.

Мы рассчитываем за этот год продать около 30 тысяч гибридных машин во всем мире. В Европе цели скромнее – всего 5 тысяч. Европейцы придают огромное значение охране окружающей среды, но не очень хотят платить за решение проблемы. Политические деятели только призывают к сохранению окружающей среды, мы же предлагаем продукт, который способен помочь на деле.

К сожалению, модельный ряд «Тойоты» в России представлен недостаточно широко. Будь выбор богаче, и продажи бы выросли. Появятся ли мини-вэны – «Королла Версо», например?

Скоро на российский рынок придет автомобиль, который будет даже меньше «Яриса». С января 2005 года его станет выпускать наше совместное с «Пежо» и «Ситроеном» предприятие в Чехии. Из 300 тысяч автомобилей, производимых в Чехии, нам будет принадлежать треть, то есть 100 тысяч. Цены сделаем весьма привлекательными. Рассчитываем, что с такой моделью доля «Тойоты» на российском рынке значительно увеличится. Мы продаем на нем «ленд крузеры», «авенсисы», «короллы». Возвращение «Яриса» планируется на январь следующего года, чуть позже следует ожидать и «Короллу Версо».

Россияне в течение довольно длительного времени покупают японские подержанные машины с правым рулем. На сегодняшний день их ввезено более миллиона, причем большую часть составляют «тойоты». Как на это реагирует компания?

С конца 80-х годов мы развиваем сервис на территории Сибири и в других частях России. У «Тойоты» сейчас около 10 станций в основных городах восточной части вашей страны. Подчеркну: речь не о торговых предприятиях, а только о сервисных центрах. Мне очень приятно, что в России нашу марку позиционируют наравне с «Мерседесом». В Западной Европе на первое место всегда ставят «Мерседес», затем «Ауди» и только потом идет «Тойота». У российского рынка хорошие перспективы.

Не планируется ли создание сборочного предприятия в нашей стране или завода комплектующих?

«Тойоте» очень хотелось бы упрочить позиции на российском рынке. Но основную массу на нем составляют машины дешевые. Тягаться с ними по уровню цен мы не можем и не будем торговать себе в убыток. Однако замечу, что разрабатываем специальную программу для России.

Пока мы изучаем рынок. Продавать машины в России и производить их здесь – это совершенно разные вещи. У компании нет никакого опыта по производству чего бы то ни было в России. Надо определить возможности поставщиков, что мы и пытаемся сделать. В создании одной машины участвует более трехсот смежников – мы должны быть уверены в каждом на все сто. Надо разобраться и в законах: как нам строить взаимоотношения на производстве, какие обязательства мы на себя берем, нанимая российских рабочих и специалистов?

Нет ясности и по таможенным пошлинам. С одной стороны, вы поднимаете ставки для защиты рынка, с другой – планируете вступить в ВТО, которая борется против этого.

Наша политика основывается на том, что мы будем ввозить в Россию новые автомобили как из Японии, так и из Европы. Когда возникнут условия для развертывания производства на месте, мы воспользуемся этой возможностью. Причем, как только решение будет принято, предприятие построим очень быстро, поскольку у нас есть опыт создания заводов в 40 странах. Кроме того, мне кажется, если русские начнут работать с японцами, сочетание обещает быть очень удачным и продуктивным.

На мой взгляд, поток подержанных японских автомобилей в Россию вполне устраивает Японию. Не надо думать об утилизации, поездив на автомобиле, можно его продать, а себе купить новый.

Я так не считаю. Все зависит от кармана. Очень многие японцы ездят на старых автомобилях, которым более 15 лет, так как на новый нет денег. В Россию вывозят автомобили помоложе, 5-6-летние. К тому же, не японцы вывозят в Россию то, что им больше не нужно, а россияне приезжают к нам и выбирают то, что их интересует. Официальные же поставки автомобилей с правым рулем осуществляются только в те страны, где они соответствуют принятым там нормам: Ирландию, Англию, Таиланд, Австралию и другие, но не в Россию.

В самой Японии доходы людей весьма неоднородны. В крупных городах, таких как Токио, Осака, Нагоя, Йокогама, живут побогаче и могут позволить себе чаще менять автомобили. Но и в этом случае покупателями секонд-хэнда становятся прежде всего японцы из более бедных районов. Во вторую очередь – страны, в том числе развивающиеся, с левосторонним движением.

Хочу спросить совета, какую позицию занять мне как главному редактору: выступать за запрет ввоза праворульных машин из Японии?

На подержанных машинах можно сделать неплохой бизнес. Только действовать нужно под контролем правительства и государства, чтобы исключить влияние теневого бизнеса с обеих сторон. Зная, что у россиян хранятся на руках значительные средства, я предлагал создать национальную систему сбережений или сохранения вкладов под государственным флагом: эти средства можно заставить работать, организуя ввоз подержанных машин стоимостью около 3 тыс. долларов и обеспечивая им сервис с гарантией на три-четыре года. Но предложение не получило поддержки.

Вспомним историю. Что обеспечило быстрое восстановление японской экономики после Второй мировой войны? Именно фонд взаимопомощи. Если бы в России можно было создать такую систему, а деньги управлялись частным банком, можно было бы многое сделать для развития промышленности и защиты окружающей среды.

Появляется все больше устройств, которые повышают безопасность, страхуют водителя от ошибок. Понятие «машина для водителя» (driver’s car) постепенно выхолащивается. Как сказал наш испытатель, в «Тойоте-Авенсис» за электроникой почти не видно самого автомобиля.

На юге Франции мне довелось поездить на автомобилях – конкурентах «Авенсиса». Мое впечатление таково: если за руль садится профессиональный гонщик, ему, возможно, захочется острых ощущений. Но он знает, как выходить из критических ситуаций или не допускать их. Обычный человек за рулем без электроники с ними не справится. Поэтому главное отличие нашего автомобиля состоит в том, что он более безопасный, если не самый безопасный, а это, согласитесь, немаловажно.

Не кажется ли вам, что «Тойота», создавая добротные, надежные и хорошо продаваемые машины, уделяет меньше внимания дизайну?

Конечно, над стилем нужно работать постоянно, стремясь к совершенству. Дизайн – вещь непростая, быть непохожими очень сложно. Кроме того, дизайнер зажат в очень жесткие рамки требований инженеров-конструкторов, которые говорят: это будет так, так и так. И все-таки мне кажется, что дизайну «Яриса», Rav 4, «Авенсиса» удалось придать индивидуальность, которая пришлась большинству по вкусу. Для привлечения внимания к нашему дизайну существуют не столь массовые проекты, например » Тойота Селика».

Вообще же над обликом автомобилей «Тойота» работает много дизайнеров, среди них и итальянцы, и французы, и греки. Есть даже русский.

Какой автомобиль «Тойоты» нравится вам больше других?

Конечно, «Приус».

А какой бы выбрали для поездок на работу?

«Lexus LS430». Хотя для городской езды предпочел бы «Ярис». На той же брюссельской Гран Пляс места для парковок весьма ограничены.

Для хорошей погоды SC430 со складывающейся откидной крышей подходит как нельзя лучше. Когда отправляешься на пикник или поиграть в гольф и знаешь, что предстоит езда по грунтовым дорогам, конечно, нужен полноприводный автомобиль: «Ленд Крузер» например. В маркетинговых целях в ближайшие месяцы я буду ездить на новом «Авенсисе».

В формуле 1 выигрывает «Феррари». Не обидно вам за команду «Тойота»?

Еще как! Тем более, что с января этого года меня ввели в круг руководителей проекта по формуле 1. Признаюсь, был удивлен тем, какие денежные средства идут на содержание пусть и не маленькой команды. Но когда увидел ее работу, понял: по техническому уровню это сопоставимо с запуском космической ракеты. Люди работают с большим энтузиазмом, идет поиск новых материалов, многие работы ведутся индивидуально, вручную. Все это замечательно, но нужна победа. Тем не менее, положительный эффект дает и само участие в соревнованиях. Ведь их смотрят миллиарды зрителей во всем мире, и они видят стремление «Тойоты» быть в числе лидеров. Для достижения победы я бы попросил еще два года.

И все же, что для вас гонки в первую очередь: поле для обкатки новых технических решений или рекламная акция?

Прежде всего – это имидж марки. Формирование уверенности в том, что «Тойота» готова во всем быть номером один.

Надеемся, эту уверенность разделяют и поклонники «Тойоты» в России.

В беседе принимал участие Владимир Соловьев.



Проверь себя!

Угадай авто на картинке.

Проверь себя! Угадай авто на картинке.

Подписка на рассылку

Стань автором на МПС

Ваш взгляд на автомобильный мир нам интересен, присоединяйтесь к нашей команде авторов – пишите, фотографируйте для своей страницы, зарегистрируйтесь.