Сны о доме

Сны о доме
Автор:

С передовой. Репортаж из служебной командировки.

«Просахатили…» Дима Копылов, главный двигатель нашей идеи розыгрыша новогодних призов «За рулем» и «Мото» в Объединенной группе войск на Северном Кавказе, нервно застегивает пуговицы на выданной вчера камуфляжной гимнастерке – он еще не совсем проснулся. Я тоже, досадуя на позорную гражданскую безответственность, бросаюсь к своим новым солдатским ботинкам – неужели проспали?! Слава Богу, нет: до 6.00, когда полковая труба в Моздокском гарнизоне заиграет подъем, еще целый час.

«Просахатили» – так наш Дима, участник еще Карабахских событий, в запальчивости говорит и о войне на Северном Кавказе, имея в виду, что вот теперь ее приходится вести второй раз. Возражать ему трудно, особенно когда смотришь в иллюминатор военного вертолета МИ-8 на кусочек нашего Отечества под названием Чеченская республика.

Мы летим очень быстро на высоте 7-10 метров в батальон ремонтников, обосновавшихся на подступах к Грозному. Так низко стали летать здесь недавно, после того как сбили с земли несколько наших вертушек. Теперь в вертолет попасть труднее, особенно если он постоянно маневрирует из стороны в сторону. Управляют этим полетом, моментами очень похожим на движение автомобиля по гладкому льду, в три пары глаз – пилот, штурман, механик – он же у пулемета. Глаза, как маятник: влево – вправо, влево – вправо…

Война опять разделила эту землю: здесь свои, там враги. Внизу под нами изрытые траншеями невспаханные поля, ржавые вереницы вагонов, остовы сожженных автомобилей – приметы, знакомые нам из фильмов о крутых поворотах новейшей российской истории. Здесь, на этой земле у нее свой сценарий. В 1996 году республике Ичкерия был дан исторический шанс – жить в мире и согласии с соседями. О том, что случилось, мы знаем.

Вертолет опускается еще ниже и почти касается глади реки, по которой плывут огромные масляные пятна. Внизу один из многих брошенных нефтеперерабатывающих мини-заводов в окружении маленьких нефтяных озер. Его бывшие хозяева брали от «свободной республики» по максимуму. Тысячи тонн нефти уходили в землю – отбирали только легкие фракции, тут же превращая их в дорогостоящее топливо.

Вон там в поселке уже дали свет, и на дороге появилась одинокая «копейка». Но в основном здесь едут тяжелые, на всю оставшуюся службу замаскированные грязью грузовики. Один из них моргнул нам фарами – так здесь приветствуют тех, кто в воздухе. А еще работает солдатский телеграф. Команда нашего вертолета уже знает, что вчера на одном из этапов розыгрыша призов «За рулем» и «Мото» кто-то из летчиков выиграл шикарный мотоцикл «Урал-Вояж». Еще одного такого же красавца мы везем в этом вертолете на розыгрыш в рембат. По заведенному у военных порядку ремонтный батальон располагают не очень далеко от передовой, сейчас он – в 700 метрах. Сюда таскают поврежденные машины, чтобы как можно быстрее вернуть их в строй.

Вертолет заходит на посадку. Уже хорошо видны дома Грозного, языки пламени на одной из высоток. Воздух непрерывно сотрясается от выстрелов тяжелых орудий. Ложимся почти на бок, пролетая над трехэтажным зданием.

– Здесь в советское время был штаб нашего вертолетного полка, – говорит летчик. – В один день всех нас построили и вывезли, а вооружение осталось. Теперь оно у них воюет против нас. После боя почти все наши трофеи российские – то, что оставили, возвращается к нам. Только дорого за это приходиться платить.

Приземляемся, узнаем новости. Вчера из Грозного прорывались «чехи». Шли за спинами гражданских с белыми флагами, всего человек шестьдесят. Рассеяли. Только что пришло сообщение о новой попытке. «Чехи» – это те, кто воюет против нас: чеченцы, арабы, даже негры попадаются и братья-славяне.
Когда такие события, какая уж тут лотерея. Да и мы, гражданские, с нашим лототроном вроде бы здесь не к месту. Оказывается, все не так – нас ждут, нам рады. И мы принимаемся за дело.

«Лейтенант Пихтелев!» – кричим в третий раз во все горло. Его счастливый билет с подписью «Петр Пихтелев, г. Тамбов» только что вытащил из старого «зарулевского» лототрона батальонный врач. Сам Петр как будто еще не верит. Его пшеничные усы медленно расходятся в улыбке: «Записывайтесь ко мне в очередь – будем фотографироваться на мотоцикле. Пригодится в дембельский альбом!».

В рембате почти все с «правами», а у Петра еще и мотоциклетные. И сын теперь будет на колесах – в Тамбове таких «вояжей» еще нет. А как жена обрадуется. Она-то не знает, что Петр на передовой. Зачем волновать – он просто в служебной командировке. Скоро вернется домой, на своем мотоцикле.
– Удачи вам, ребята, – мы крепко жмем им руки. – Увидимся! Обязательно!

Вертолет «на цыпочках» покидает землю: «Смотрите, к нашим позициям состав с боеприпасами подошел». Десять вагонов – хороший подарок к Новому году. И водители обрадуются – больше ста машин не отправят в долгую командировку.

Назад долетели быстрее. И вот уже сидим на своих спаренных казарменных кроватях с вафельными полотенцами на шее, а перед глазами все еще проносится серая земля да слышатся тяжелые хлопки выстрелов – бух… бух…

«Можно вас пригласить к нашей тумбочке?» – ба, да это же финалисты вчерашнего нашего розыгрыша в моздокском Дворце культуры. Командир танка, старший сержант Сергей Ревягин и разведчик, младший сержант Андрей Вороничев. После неожиданного праздника они ждут отправки в свою часть. Сергей выиграл автомобиль «пятерку», но от положенного отпуска отказался – вернется к своим на фронт.

Из пластиковой бутылки с надписью «Святой источник» разливаем кое-что покрепче. Первый тост «за ребят»… и третий тоже «за ребят». Но уже не чокаясь. Третий тост – это еще с афганской войны двадцатилетней давности. Сергею и Андрею по девятнадцать.

«Мне каждый день снится, как падает вертолет». Андрей летел с той самой разведгруппой, что отправилась на поиски летчика с подбитого СУ. Шли двумя вертушками. Их обстреляли первыми, тяжело ранило пилота. Андрей почувствовал, как обожгло в паху. Если бы просто задело, не было бы так больно. Когда падали, была одна мысль, хоть бы не перевернулся – машина плюхнулась на брюхо. Совсем рядом в горах замелькали «чехи». Вторая вертушка им оказалась не по зубам: приземлилась рядом, вытащила своих.

«А мне снится дом». Сергей теребит жетончик на шее и отворачивается к окну. Там снег падает, к Новому году готовятся. Мы пьем за подруг этих ребят, за будущие свадьбы, за будущих детей, которым не нужно будет воевать.



Проверь себя!

Угадай авто на картинке.

Проверь себя! Угадай авто на картинке.

Подписка на рассылку

Стань автором на МПС

Ваш взгляд на автомобильный мир нам интересен, присоединяйтесь к нашей команде авторов – пишите, фотографируйте для своей страницы, зарегистрируйтесь.